2 posts tagged

школа

VI. ОБ ОЦЕНКАХ



Сегодня хочу поговорить об оценках.

В школе я учился на одни пятёрки. Молодец, скажете вы. Спасибо, отвечу я.

Однако, вместе с отличными оценками в аттестате приходит замечательная штука, которая называется «синдром отличника». Я не знаю, что об этом говорят психологи, и не читал исследований на эту тему. Вполне возможно, что я тут напишу полнейшую ерунду, не имеющую отношения к этому термину. Порассуждаю, ориентируясь только на собственную шкурку.

Значит так, рассказываю. Это такое внутреннее чувство, что всегда и во всём должен быть первым, лучшим. Во что бы то ни стало. Офигительнейший драйвер и моторчик в жопе. Это если вкратце. Круто, да?

Да, всё это здорово, если бы это не было так неоднозначно. Потому как лучшим быть не всегда возможно, да и не нужно по большему счёту. И когда происходит какой-то факап — упустил ли возможность или так уж случилось, — скатываешься в волчью яму неудачников. Ну как, скатываешься, сам себя туда спускаешь. Также стремительно, как в детстве на картонке с горки летел. В пункте назначения — на дне — освежаешь в памяти ритуалы самобичевания и самоедства. Очнувшись на моменте, когда доедаешь собственные коленочки, останавливаешься. Дальше в игру вступает дофаминовая наркомания. Нужно же перед подъемом обратно в гору поправить свой уровень счастья. Где взять дозу? Правильно — еда. Это проще всего: поел и кайфец. Таков механизм заедания. Но сегодня не об этом.

Вот такую штуку выдают вместе с жёлтым металлическим кругляшком в красной бархатной коробочке и предваряющим сие награждение рукопожатием. На самом деле это все происходит несколько раньше. В раннем детстве. Стремишься быть лучшим потому что боишься огорчить родителей, потому что это способ поднять свою самооценку, потому что кто-то внушает мысль «не лучший — жалкий неудачник». И еще с десяток таких «потому». В момент с коробочкой синдром всего лишь получает юридическое право на существование. И продолжает разворачивать лагерь в голове.

В универе немного отпустило. Были хорошие примеры перед глазами ребят, которые рыдали из-за оценок. Чтобы было понятнее, эти оценки — четверки. Я старался не загоняться, но и ниже четвёрки не падать. Пришло понимание, что знания важнее оценок. С трудом, но я все же выбрал красную морду.

Наговорил-то. К чему я это всё?

Я решил стать редактором. Одного желания маловато для таких решений. Надо учиться. Для этого я поступил в Школу редакторов Бюро. По результатам вступительного оказался на восьмом месте. В Школе рейтинговая система обучения. Каждую неделю теория и практика. За тесты и практические задания по дисциплинам начисляют баллы. Все студенты выстраиваются в табель о рангах. На вторую ступень проходит тридцатка лучших.

Восьмое место дало мне небольшой гандикап на старте. Дальше события развивались стремительно. Уже после первой недели я упал на 26-e место, еще через четыре обнаружил себя вне тридцатки. Не стоит говорить о том, что самооценка со свистом входила в пике вместе со мной.

Да, до школы я к редактуре не имел никакого отношения. Да, это было новое для меня направление. Да, у меня была ответственная работа, отъедавшая значительный кусок эмоций и времени. Да, обо всём этом мне говорили, когда пытались задержать мое падение или сделать его более пологим. И нет, мозг отказывался воспринимать эти логичные аргументы.


На этой картинке по синей жирной линии оцените всю красоту моего падения. Там где-то наверху изначальное восьмое место. Скриншот с сайта журнала «ктостудент»



Неделю за неделей я смотрел на ухудшающийся рейтинг. Вместе с неверными красными ответами в тестах вспыхивало алым и мое лицо. А нажать на кнопку «отправить» по завершении теста с каждым разом становилось все сложнее и сложнее. Страх обосраться в очередной раз заставлял откладывать это действие вплоть до пятничного дедлайна, когда уже отступать не было возможности. В образовавшийся промежуток между проставлением всех галочек в тесте и нажиманием на кнопку я лихорадочно проверял-перепроверял ответы. Перестал верить сам себе.

В общем чатике у ребят были схожие проблемы. Были и низкие оценки, и падения в рейтинге. Казалось бы, это должно было помочь почувствовать себя не так плохо. Вызвать ощущение, что ты такой не один, и ничего страшного в этом нет. Но не отпускало. Тревожность нарастала, выкручивала мне соски и отражалась на других сферах жизни.

Я твёрдо понимал, что необходимы изменения. В первую очередь необходимо было чинить голову. Нет, не ещё больше времени тратить на проверку тестов. Необходимо было понять, почему все происходит именно по такому сценарию, и пересмотреть своё отношение к происходящему. Я начал задавать себе вопросы «почему». Почему страшно, почему откладываешь, почему стыдно. Слой за слоем, словно археолог, обнажал закопанные вопросы. Особо ценные места: мины времён детства и пубертата — проходил с кисточкой, чтобы случайно не рвануло. Все же их разминированием должны заниматься компетентные люди. Были опасения, что маятник качнётся в обратную сторону — к полному пофигизму. Обошлось.

Раскопки привели меня к осознанию, что изначально я неверно поставил себе цель. Вбил себе в голову, что должен обязательно пройти на вторую ступень. Эта цель была завязана на оценках. Поэтому малейшие провалы были очень болезненны. Теоретизирования в вопросе неудачи этого похода и вовсе воспринимались глубочайшим провалом. В погоне за рейтингом я забыл о главном. О знаниях. О фундаменте. О том, что написано на сайте Бюро: они дают нам билет в профессию. Я вдруг понял, что если я не поступлю на вторую ступень, то не откажусь от работы в редактуре. Буду шлифовать теорию и обрастать мясом в другом месте. Будут другие учителя. Это не будет провалом. Просто на перекрёстке я пойду не влево, а вправо, например.

И я забил на рейтинг. Просто перестал смотреть его. Выполнять задания и жить стало гораздо легче.

На днях любопытство взяло верх, и я все же посмотрел.

Удивительно было увидеть, что сначала падение замедлилось, а потом и вовсе пошло вверх. Скриншот с сайта журнала «ктостудент»



Это может быть совпадением. Это может быть следствием неудач моих однокашников. Но все же вывод для себя я сделал единственный.



Знания важнее рейтинга




Nov 10   редактура   школа

IV. О ПРОЕКТЕ ДЛЯ ШКОЛЫ РЕДАКТОРОВ



Хочу рассказать, как я решил попытать удачи и попробовать поступить в Школу редакторов Дизайн-бюро Артёма Горбунова.
Для поступления необходимо выдержать испытание.
От редакторов-абитуриентов августовского созыва требовалось создать плакат для одного из заведений: магазина, аптеки, поликлиники. Плакат по заданию должен повышать потребительскую грамотность граждан. Решил просвещать покупателей продуктового магазина. Профессиональная деформация. Это то, с чем я сейчас работаю, и что знаю не по наслышке.
Для начала нужно было понять, о чём именно я хочу рассказать. Нарисовал возможные ходы:

Самым реальным показался вариант с тем, как научить покупателя отличать качественную рыбу от некачественной. Откровенно слабый выбор, надо это признать. Такой, знаете ли, путь наименьшего сопротивления. Он как-то предполагает, что в магазине может быть плохая рыба, о чем мне не преминула сказать мой тайный советник. Редактор редактора.
Знаю — не все продавцы честны в отношении клиентов, пусть такие лозунги мы обычно и произносим. А плакат мог бы дать знания, которые любой из покупателей мог бы применить в любом другом магазине, чтобы защитить своё здоровье и впечатления от ужина. Тем более, что какие-то мысли появились. В голове сложилась некоторая рыба этого рыбного творения.

Но как-то время шло, и я не приступал к воплощению задуманного, потому что чувствовал, что это — не то пальто.
Еще были мысли сделать что-то про пищевые аллергены. Это достаточно узкая и нужная тема, но я не понимал, что именно должно быть на плакате, как он должен быть представлен. Опять же, сами аллергики знают об этом, родственники аллергиков — тоже. Да и сами аллергены обязательно указываются в маркировке. Да, даже там, где их и быть не может. Реалии современной санитарии. Для остальных этот плакат никакой практической пользы не мог принести.
Как идея — показать, как и куда уходит списанный товар из магазина. Вот только потребительскую грамотность он не повышает. Just F Y I. Но на удивление об этом меня спрашивает большое количество людей, когда узнают, что я работаю в торговле. И не только об этом. Моем ли мы курицу в марганцовке, добавляем ли просроченные продукты в блюда кулинарии, как мы наживаемся на ничего не знающих гражданах — и другие шаблоны, которые поселились в головах у людей благодаря торгашам и С М И.
Спустя некоторое время, когда я уже почти смирился с тем, что я уже ничего лучше придумать не смогу, и нужно будет всё же взять себя, усадить и просто начать делать, в голову пришла мысль. Внезапно. Во время пробежки.

— А что если взять Закон о защите прав потребителей, выбросить из него определения, юридические формулировки, ненужные обычным гражданам, потом вытащить пункты, с которыми чаще всего сталкиваются люди, перевести их с юридического языка на человеческий и проиллюстрировать?

Сказано — сделано!
До сроков сдачи — один из критериев оценки работы — стоимостью четыре балла оставалось три дня. Два из которых — рабочие. Отличный спринт!
Нарисовал пробный макет.
Отправил советнику, получил одобрямс.

Заголовком записал фразу, которую слышал десятки раз от людей, не понимающих на какой закон они ссылаются в пылу своего праведного гнева. Это тоже мне не очень понравилось. Не информативно. Провокационно — да. Но, повторюсь, не информативно. Но как-то сразу пришло в голову — не вытравить.

— Ох, Ильяхов разнесёт!

За неимением лучшего оставил. Подзаголовком выступил ответ на этот вызов. Правильный ответ, а не типично-хамоватый, заготовленный за пазухой синего передника для такого случая.

Тело закона.
Подсветил важное. Контуры — маркером. Срезал юридический жирок с боков. Дальше — косметические процедуры. Выглядит лучше. Хочется читать. Хочется отвечать так. Хочется, чтобы тебе в случае проблем отвечали именно так. Шить.

Иллюстрации.
Вот ну никак не хотел, чтобы это были векторные картиночки из интернетов. Как нарисовал ручкой на листе, так, в общем-то, и задумал в подобном виде перенести в цифру. Именно такими, нарочито неуклюжими (да и уклюжими я их даже при всем своём старании сделать бы не смог). А это означало, что нужно было фотошопить своими неумелыми руками. Неумеючи, как известно, долго делать.
Мышкой. Ругаясь. Стирая раз за разом кривые линии. Кое-как. Но я сделяль!
К утру второго дня сварганил что-то более менее похожее на плакат.
Сырое-сырое, но уже что-то.

Снова отправил советнику. Попросил её стать критиком, жечь напалмом мои косяки. Критик только одним глазком увидела сие творение, глубоко вздохнула (уф!), опасаясь за мою нервную систему, и недоверчиво переспросила, готов ли я? Фраза уж точно не предвещала ничего хорошего. Странно было с моей стороны ожидать оваций или похвалы на свою пробу пера от кого-либо, не просто обладающего знаниями, вкусом, но даже просто от зрячих людей.
И да, я был готов. Обратная связь — подарок!
Сказал, что можно жестить и называть говно говном. Как его и следует называть.

Было очень долгое typing...
Потом было много правок. Хороших. Честных. Аргументированных. Обо всём.
Цвет — мимо. Учительская ручка.
Шрифт — скучная хуйня «на отъебись». Простой.
Изображения — не читаются, не сочетаются со шрифтом, не заставляют читать то, что они иллюстрируют. Только одно из них — ок. С чеком.
Вжух — просто пиздец.
Колба? Это тебе что, блять, мальчик, кабинет химии?
Вёрстка — вырвиглаз. Что за кавычки в заголовке? Почему они черные, когда сам заголовок красный? Подзаголовок маленький и неотцентрованный. Фишку «мы-вы» просрал, как те полимеры. Выдели цветами или как-то ещё, чего ты как этот? Ну ты сам понял. Нижняя плашка — ок, хоть и стандартная.
Текст необходимо вычитывать, причесывать, и его много. Много, Коль!
Указание быть более кратким. Концентрированным.
А тексты свои будешь в статьях писать.
Завершали разнос извинения.

Да какие извинения? Это прямо, ух! То, что надо! Кайфец!
Поблагодарил за критику.
Хотелось сразу начать уже что-то менять. Но работа.

А спустя некоторое время ещё и отправила макет своего видения этого же плаката. Это ли не чудо?! Небольшие обсуждения.
Хищно вцепляюсь и утаскиваю идею с выделением в заголовке.

Добрался домой. Азарт!
Ночь.
Кофе. Работа. Повторить.
Стол внезапно оказался прямо перед моим лицом. Так прошло около получаса.
Кофей.
Впереди день с гудящей головой, информационным вакуумом и ощутимо падающей работоспособностью. Хорошо — выходной.
В итоге отправил.

Выбросил блок с разницей в цене. Он выпадал из канвы о товаре. Оставил три.
Пробовал разные цвета. Изначально планировал использовать тёмно-красный или бордо, но с чёрным плохо на мой взгляд контрастировало. Интуитивные предположения. Остановился на оранжевом.
Перепробовал стандартные шрифты. Полазил на сайтах с бесплатными. Пооблизывался на платные. Снова перебрал стандартные. И всё же оставил гротеск. Поменял Гельветику на Авенир.
Кавычки заголовка убрал. Заменил на тире. Поменял кегль подзаголовка. Вытащил на свет и выделил словосочетание «по закону» в заголовке.
В иллюстрацию с чеком добавил ещё один бабл. Перечеркнул изображение чека. Вжух был уничтожен, как и фактоид с двадцатью днями на экспертизу. Нарисовал другие. Лучше уже ничего придумать и нарисовать не смог. Это пока потолок.
Взял губочку. Убрал водичку. Меньше, чем осталось текста, сделать не получилось.
Отделил «мы» от «вы». Выделил цветом. Как и отсылки на статьи закона.
Не придумал, как изящно указать на З З П П, чтобы не повторяться после каждого блока.
Добавил в подвал иконки мессенджеров.
Отправил с недовольным лицом и наморщенным лбом.
Сжал кулачки.

Остаётся ждать ответа.

upd.
Поступил!

2018   школа