IV. О ПРОЕКТЕ ДЛЯ ШКОЛЫ РЕДАКТОРОВ



Хочу рассказать, как я решил попытать удачи и попробовать поступить в Школу редакторов Дизайн-бюро Артёма Горбунова.
Для поступления необходимо выдержать испытание.
От редакторов-абитуриентов августовского созыва требовалось создать плакат для одного из заведений: магазина, аптеки, поликлиники. Плакат по заданию должен повышать потребительскую грамотность граждан. Решил просвещать покупателей продуктового магазина. Профессиональная деформация. Это то, с чем я сейчас работаю, и что знаю не по наслышке.
Для начала нужно было понять, о чём именно я хочу рассказать. Нарисовал возможные ходы:

Самым реальным показался вариант с тем, как научить покупателя отличать качественную рыбу от некачественной. Откровенно слабый выбор, надо это признать. Такой, знаете ли, путь наименьшего сопротивления. Он как-то предполагает, что в магазине может быть плохая рыба, о чем мне не преминула сказать мой тайный советник. Редактор редактора.
Знаю — не все продавцы честны в отношении клиентов, пусть такие лозунги мы обычно и произносим. А плакат мог бы дать знания, которые любой из покупателей мог бы применить в любом другом магазине, чтобы защитить своё здоровье и впечатления от ужина. Тем более, что какие-то мысли появились. В голове сложилась некоторая рыба этого рыбного творения.

Но как-то время шло, и я не приступал к воплощению задуманного, потому что чувствовал, что это — не то пальто.
Еще были мысли сделать что-то про пищевые аллергены. Это достаточно узкая и нужная тема, но я не понимал, что именно должно быть на плакате, как он должен быть представлен. Опять же, сами аллергики знают об этом, родственники аллергиков — тоже. Да и сами аллергены обязательно указываются в маркировке. Да, даже там, где их и быть не может. Реалии современной санитарии. Для остальных этот плакат никакой практической пользы не мог принести.
Как идея — показать, как и куда уходит списанный товар из магазина. Вот только потребительскую грамотность он не повышает. Just F Y I. Но на удивление об этом меня спрашивает большое количество людей, когда узнают, что я работаю в торговле. И не только об этом. Моем ли мы курицу в марганцовке, добавляем ли просроченные продукты в блюда кулинарии, как мы наживаемся на ничего не знающих гражданах — и другие шаблоны, которые поселились в головах у людей благодаря торгашам и С М И.
Спустя некоторое время, когда я уже почти смирился с тем, что я уже ничего лучше придумать не смогу, и нужно будет всё же взять себя, усадить и просто начать делать, в голову пришла мысль. Внезапно. Во время пробежки.

— А что если взять Закон о защите прав потребителей, выбросить из него определения, юридические формулировки, ненужные обычным гражданам, потом вытащить пункты, с которыми чаще всего сталкиваются люди, перевести их с юридического языка на человеческий и проиллюстрировать?

Сказано — сделано!
До сроков сдачи — один из критериев оценки работы — стоимостью четыре балла оставалось три дня. Два из которых — рабочие. Отличный спринт!
Нарисовал пробный макет.
Отправил советнику, получил одобрямс.

Заголовком записал фразу, которую слышал десятки раз от людей, не понимающих на какой закон они ссылаются в пылу своего праведного гнева. Это тоже мне не очень понравилось. Не информативно. Провокационно — да. Но, повторюсь, не информативно. Но как-то сразу пришло в голову — не вытравить.

— Ох, Ильяхов разнесёт!

За неимением лучшего оставил. Подзаголовком выступил ответ на этот вызов. Правильный ответ, а не типично-хамоватый, заготовленный за пазухой синего передника для такого случая.

Тело закона.
Подсветил важное. Контуры — маркером. Срезал юридический жирок с боков. Дальше — косметические процедуры. Выглядит лучше. Хочется читать. Хочется отвечать так. Хочется, чтобы тебе в случае проблем отвечали именно так. Шить.

Иллюстрации.
Вот ну никак не хотел, чтобы это были векторные картиночки из интернетов. Как нарисовал ручкой на листе, так, в общем-то, и задумал в подобном виде перенести в цифру. Именно такими, нарочито неуклюжими (да и уклюжими я их даже при всем своём старании сделать бы не смог). А это означало, что нужно было фотошопить своими неумелыми руками. Неумеючи, как известно, долго делать.
Мышкой. Ругаясь. Стирая раз за разом кривые линии. Кое-как. Но я сделяль!
К утру второго дня сварганил что-то более менее похожее на плакат.
Сырое-сырое, но уже что-то.

Снова отправил советнику. Попросил её стать критиком, жечь напалмом мои косяки. Критик только одним глазком увидела сие творение, глубоко вздохнула (уф!), опасаясь за мою нервную систему, и недоверчиво переспросила, готов ли я? Фраза уж точно не предвещала ничего хорошего. Странно было с моей стороны ожидать оваций или похвалы на свою пробу пера от кого-либо, не просто обладающего знаниями, вкусом, но даже просто от зрячих людей.
И да, я был готов. Обратная связь — подарок!
Сказал, что можно жестить и называть говно говном. Как его и следует называть.

Было очень долгое typing...
Потом было много правок. Хороших. Честных. Аргументированных. Обо всём.
Цвет — мимо. Учительская ручка.
Шрифт — скучная хуйня «на отъебись». Простой.
Изображения — не читаются, не сочетаются со шрифтом, не заставляют читать то, что они иллюстрируют. Только одно из них — ок. С чеком.
Вжух — просто пиздец.
Колба? Это тебе что, блять, мальчик, кабинет химии?
Вёрстка — вырвиглаз. Что за кавычки в заголовке? Почему они черные, когда сам заголовок красный? Подзаголовок маленький и неотцентрованный. Фишку «мы-вы» просрал, как те полимеры. Выдели цветами или как-то ещё, чего ты как этот? Ну ты сам понял. Нижняя плашка — ок, хоть и стандартная.
Текст необходимо вычитывать, причесывать, и его много. Много, Коль!
Указание быть более кратким. Концентрированным.
А тексты свои будешь в статьях писать.
Завершали разнос извинения.

Да какие извинения? Это прямо, ух! То, что надо! Кайфец!
Поблагодарил за критику.
Хотелось сразу начать уже что-то менять. Но работа.

А спустя некоторое время ещё и отправила макет своего видения этого же плаката. Это ли не чудо?! Небольшие обсуждения.
Хищно вцепляюсь и утаскиваю идею с выделением в заголовке.

Добрался домой. Азарт!
Ночь.
Кофе. Работа. Повторить.
Стол внезапно оказался прямо перед моим лицом. Так прошло около получаса.
Кофей.
Впереди день с гудящей головой, информационным вакуумом и ощутимо падающей работоспособностью. Хорошо — выходной.
В итоге отправил.

Выбросил блок с разницей в цене. Он выпадал из канвы о товаре. Оставил три.
Пробовал разные цвета. Изначально планировал использовать тёмно-красный или бордо, но с чёрным плохо на мой взгляд контрастировало. Интуитивные предположения. Остановился на оранжевом.
Перепробовал стандартные шрифты. Полазил на сайтах с бесплатными. Пооблизывался на платные. Снова перебрал стандартные. И всё же оставил гротеск. Поменял Гельветику на Авенир.
Кавычки заголовка убрал. Заменил на тире. Поменял кегль подзаголовка. Вытащил на свет и выделил словосочетание «по закону» в заголовке.
В иллюстрацию с чеком добавил ещё один бабл. Перечеркнул изображение чека. Вжух был уничтожен, как и фактоид с двадцатью днями на экспертизу. Нарисовал другие. Лучше уже ничего придумать и нарисовать не смог. Это пока потолок.
Взял губочку. Убрал водичку. Меньше, чем осталось текста, сделать не получилось.
Отделил «мы» от «вы». Выделил цветом. Как и отсылки на статьи закона.
Не придумал, как изящно указать на З З П П, чтобы не повторяться после каждого блока.
Добавил в подвал иконки мессенджеров.
Отправил с недовольным лицом и наморщенным лбом.
Сжал кулачки.

Остаётся ждать ответа.

upd.
Поступил!

Share
Send
Pin
2018   школа