III. О МУЗЫКЕ



Так уж случилось в моей жизни, что я очень люблю музыку. Это, скажем прямо, не очень оригинально для этого мира, но все же хочу написать, какое место музыка занимает в моем мире. Она — источник сумасшедшего драйва и ярких эмоций. Она же мой внутренний Мюнхгаузен, что тащит меня за косичку из блядского временами засасывающего болота. Она — машина времени и якорь прошлых переживаний. Боевой гимн для всех свершений сегодняшнего дня. Кто расслабит до состояния желе или, напротив, настроит на хардкорную работу? Снова она. Она — повод для сближения и долгих витиеватых разговоров, споров и совместных «да-да-да» с разными людьми. Она — одновременно и «моя прелесть» — то сокровище, которое нашёл и не хочешь никому показывать, и то, что переполняет до самых краешков — что-то, чем хочешь поделиться и тыкать каждому в лицо: «Ну же, посмотри, как это охренительно круто!»
Но так было не всегда.
Признаюсь, класса до десятого меня крайне мало волновала вся эта история. Еще меньше, чем занимала королевская свадьба пару месяцев назад. Во многом потому, что в моей семье не отдавали предпочтения этому искусства. В доме не было слышно ни подпольного советского рока, ни кудрявых синтезаторных восьмидесятых, ни крутых «Лёд Запилен» и прочих «Назад в СССР», короче говоря — никакого рока на костях, попа на локтях и ни слова о группе крови на рукаве. Никто не играл на музыкальных инструментах (даже на баяне). И музыкальными постерами стены я тоже не обклеивал. Я был, типа, как все — послушивал модненький DFM, и даже в раннем детстве зачем-то купил кассету первого альбома группы «Руки Вверх». Ага, ту розовенькую! Помню ведь ещё!
И вот, мне 14. Появился он, первый сидиэмпэтри плеер. Сони. Мечта. И всё завертелось со страшной силой. Первые купленные в магазине рокопопы. Первые болванки, нарезанные другом с большим музыкальным багажом. И первые фейлы. Называл панк-рок — ска-панком. Исправлялся прослушиванием новых мегабайтов и озарял себя внутренним монологом после: «ааа, вот это ска?» — «я идиот». Всё новые и новые группы. Стили и жанры. Я, словно обжора, сметал их со стола без малейшей боязни пищевого отравления, заворота кишок или запора от непроходимости. Концерты, слэмы, моши и тустепы. Менялись плееры и наушники. Сейчас могу сравнить это с быстрым бурлящим горным потоком, который меня подхватил. Подхватил и принёс в океан.
Океан под названием ласт.фм. Место, где сломались барьеры. Место, где открылось новое месторождение музыки всех цветов и оттенков. Горн, где ковался и закалялся мой будущий музыкальный снобизм. Казалось, я тележками вывозил руду жанров и поджанров, намывал крупицы драгоценных металлов редких групп, выбирал алмазы разных субкультур и нырял в пучину за жемчужинами андеграунда.
Да, я на полном серьезе начал делить музыку на дерьмо и не дерьмо. И, как вы уже могли понять, я считал, что в моём плейлисте дерьма не было и быть не могло. Исключительно годнота.
Время шло, и этот неизбежный этап сошёл на нет. Он многое дал и оставил свой отпечаток, нужно быть откровенным. Но главное, со временем, я стал делить музыку на дерьмо, которое меня прёт и дерьмо, которое меня не прёт. Так просто.
Был период, когда всё разнообразие сузилось до бутылочного горлышка нафталиновых (и золотых одновременно) рок-баллад на одноименном радио. Я слушал его в моём Шеви по маршруту «дом-работа-дом». Но, знаете, старые друзья могут не общаться некоторое время, а потом, наконец увидевшись, крепко жмут руки и договориваются о встрече. Они могут проболтать всю ночь, налив по «два пальца» виски, смеясь, рассказывая о своих при- и злоключениях, напропалую перебивая друг друга. Так и у нас.

Share
Send
2018